Домашняя Турниры Чемпионат мира 1930 года. Уругвай.
обзор чемпионата мира 1930 уругвай

Чемпионат мира 1930 года. Уругвай.

около footballclassic
82 просмотров

Оглавление:

Летопись чемпионата мира №1 все еще испещрена «белыми пятнами» и «черными дырами», и это, в свою очередь, вносит невероятную путаницу в футбольные справочники. Уругвайский чемпионат стал самым не представительским (всего лишь 13 сборных), а поэтому для иных футбольных экспертов – и не вполне серьезным.

Неизвестный чемпионат

Ему не предшествовал цикл отборочных соревнований и, как справедливо заметил Игорь Фесуненко, «брали всех желающих, невзирая на лица и на умение или неумение играть в футбол». Чудовищный экономический кризис 1929 – 1932 гг. и назревавшие политические катаклизмы отвлекали внимание современников от футбольных баталий. К тому же примитивный уровень тогдашних средств связи и информации не позволял дать полную и объективную картину всего происходившего на стадионах Уругвая. Сухие официальные протоколы обрастали сплетнями и слухами. Приложили руку к этому как оконфузившиеся европейцы, так и разобиженные аргентинцы.

И те, и другие уверяли всех и каждого, что стали жертвами грязных игрищ и подлых интриг. Что, например, могли знать о происшедшем чемпионате любители спорта в СССР? Напоминаем – советский футбол в то время варился, так сказать, в собственном соку, а весь зарубежный опыт сводился к соревнованиям в рамках Красного Спортинтерна да еще – товарищеским матчам с кандидатами «братской» Турции. Разрозненные заметки о чемпионате мира появлялись в советской спортивной прессе исключительно под рубрикой «Их нравы». Не утруждая себя и читателя статистикой и техническими результатами турнира, отечественные журналисты в захлеб расписывали «изнанку буржуазного спорта».

Официальный логотип чемпионата мира 1930 года в Уругвае
Официальный логотип ЧМ-1930

В далеком Уругвае, по их мнению, продажные судьи выводили на поле банды бездарей и костоломов, а на трибунах тем временем бесновались орды головорезов. Так, один из журналов сообщил, что в финальном матче кульминацией непрерывных потасовок стало появление у аргентинских ворот местного фана. Исчерпав весь запас ругани, взбалмошный уругваец, чуть ли не поощряемый полицией, выхватил револьвер и стал разряжать обойму в голкипера гостей. Несчастный страж ворот прыгал как дикая южноамериканская обезьяна, умудряясь и отражать удары противника и уворачиваться от пуль.

Да, Латинская Америка, как говорил незабвенный конферансье «Необыкновенного концерта», – «это усы, это зубы, это темперамент!» Но чего не было – того не было. Хотя не бывает дыма без огня. Чемпионат действительно отмечен был разгулом страстей и изобиловал скандальными происшествиями. «Первый блин» был, конечно, очень далек от масленичных габаритов, но все же язык как-то не поворачивается назвать его комом. Лиха беда начало, да и победил, в конечном счете, сильнейший. И победил заслужено.

Я вижу гору!

«Монте види!» Так, говорят, воскликнул Магеллан, обозревая невысокий холм в устье Ла-Платы. Он посчитал, что недурно было бы и город соорудить в столь примечательном месте. Но почти два века «раскачивались» испанские колониальные власти, прежде чем основали Монтевидео, будущую столицу будущего Уругвая.

«Задача №1 – организация чемпионата мира!» Так, вроде бы, определили свою цель делегаты учредительного конгресса ФИФА в мае 1904 года. Но шли годы, а вся деятельность почтенной федерации сводилась только к уточнению правил, приему новых членов (их в 1930 г. было уже 31), регистрации официальных матчей, содействию МОК в проведении футбольных турниров, а до ЧМ руки все никак не доходили. Наконец на очередном конгрессе в 1929 году было решено: «Первому чемпионату быть!» Воздадим должное тогдашнему председателю ФИФА Жюлю Риме – он сумел переломить ситуацию и преодолеть «организационное бессилие и бледную немочь», политиканство и околофутбольные междусобойчики, парализовавшие работу федерации.

Немедленное проведение чемпионата должно было вывести ФИФА из хронического финансового кризиса, поскольку от Олимпиад ей перепадали сущие крохи. Риме сумел отстоять и свою принципиальную позицию – чемпионат мира открыт и для любителей, и для профессионалов, наплевав тем самым на пресловутые «олимпийские идеалы».

Жюль Риме
Жюль Риме

Ох уж эти «идеалы»! Не хотелось бы попусту тревожить прах великого гуманиста Пьера де Кубертена, но позволим себе заметить: а для кого они создавались? «Любительский принцип» вполне устраивал разве что членов аристократических элитарных спортклубов, не обремененных ежедневными поисками хлеба насущного. А уж им-то была вовсе нежелательна конкуренция со стороны чумазых пролетариев, сиволапых мужиков да еще и «потных ниггеров». Так бы и проторчал всю жизнь на своей ткацкой фабрике некто дос Сантос, и мир бы никогда не узнал велико Гарринчу! Впрочем, всем нам памятно, как эти же нелепые и несправедливые по сути своей «идеалы» нашли мощную поддержку в лице стран соцлагеря, делегировавших на Олимпийские игры компании «вечных студентов» (порою не помнивших даже названий своих вузов) и «офицеров» (имевших весьма весьма отдаленное представление об армейских реалиях).

Оставался еще один вопрос: кому же доверить чемпионат №1? Сразу же свои услуги предложил Уругвай. Не ожидая окончательного решения ФИФА, граждане этой страны начали сбор средств (и собрали около 400 тысяч долларов), ускоренными темпами шло строительство стадиона-стотысячника «Сентенарио». Кстати, все население Уругвая в то время насчитывало не более двух миллионов человек. Но нашлись и противники южноамериканского варианта. Их аргументы – далеко, дорого, да и кто их знает, этих «латиносов» с их бесконечными «революциями», хунтами, путчами и т. д.

Итальянская федерация предложила вместо ЧМ провести первенство континента на Апеннинах. Англия придерживалась политики «блестящей изоляции», поскольку небританский футбол спесивые основоположники и футболом то не считали. В конце концов уругвайцы от слов перешли к угрозам: «Око за око, зуб за зуб. Если Европа игнорирует наш чемпионат, ждите реванша! Мы ответим нашим, латиноамериканским бойкотом!» И ФИФА, выговорив себе 20% от будущих доходов, дала добро.

Маленькая (конечно, по южноамериканским меркам) и гордая (даже по южноамериканским меркам) страна готова была расшибиться в лепешку, но провести турнир на должном уровне. Экономический кризис не обошел стороной Уругвай: низы волновались, верхи вынашивали замысел диктатуры. Но в 1930 году единая и всепоглощающая страсть – ФУТБОЛ – заставила «пролетариев» забыть о «классовых боях», а буржуев – отложить свои коварные планы до лучших времен. Тем более, что приближалась святая для каждого уругвайца и круглая к тому же дата – 18 июля 1930 г. страна должна была отмечать 100-летие обретения независимости.

В 1520 г. Магеллан увидел гору. В 1930 г. футбольная общественность, наконец, узрела некую перспективу, так сказать, просвет в тучах, четверть века заслонявших радужные горизонты самой мудрой и прекрасной из игр человечества.

«Убирайся откуда пришел»!

20 июня 1930 г. от пристани Гавра отчалил пароход «Конте Верде», взяв курс на Монтевидео. В тот день на борт корабля прошествовали делегация ФИФА и всего лишь 4 европейские команды – Бельгия, Франция, Югославия и Румыния. Первым делом мсье Риме упрятал в надежный сейф золотую статуэтку высотой в 30 см и весом в 1800 граммов. Этому творению французского ювелира Абеля Лафлера суждено было стать предметом вожделения тысяч и тысяч футболистов, не говоря уже о сотнях миллионов болельщиков. «Золотая богиня победы» или просто Нике!

Поездка в Уругвай на борту Конте Верде
Бельгийцы, французы и румыны совершают путешествие в Уругвай на борту “Конте Верде”. Их будут встречать более 10 000 уругвайцев в Монтевидео 4 июля 1930 года. Во время путешествия сборная Франции поддерживает форму. На первом плане французский игрок Эдмонд Дельфур.

Военные оркестры и толпы уругвайцев в карнавальном убранстве встречали долгожданных гостей в порту Монтевидео. Но к радости пылких латиноамериканцев примешивалась и горечь – всего 4 европейские команды, далеко не лучшие и, к тому же, отнюдь не в идеальных составах. В последний момент владельцы профессиональных клубов не отпустили многих звезд и звездочек. Уругвайцы отвели душу, устроив демонстрации протеста у посольств стран, не пожелавших участвовать в турнире.

Финальный матч между Уругваем и Аргентиной на олимпийских играх 1928 года в Амстердаме
Финальный матч олимпийских игр в Амстердаме 1928 года. Уругвай – Аргентина 2:1

Пожалуй, ни на одном из чемпионатов не было столь редкого единодушия в прогнозах. Финальную пару можно было определить заранее с точностью до 100%: Уругвай – Аргентина. Сборная хозяев чемпионата, убедительно выигравшая Олимпиады 1924 и 1928 гг. и поразившая Европу осмысленной, быстрой и комбинационной игрой, не без основания рассчитывала на помощь родных стен и болельщиков. Истово верили в успех и аргентинские фаны. Они ждали возмездия за поражение в финале Амстердамской Олимпиады (1928 г.). Тогда только в дополнительном матче (первый завершился вничью 1:1) Уругваю удалось сломить отчаянное сопротивление бело-голубых (2:1).

К футбольным счетам и обидам следовало добавить давние и не очень то добрососедские традиции во взаимоотношениях двух стран. Маленькому и гордому Уругваю неоднократно приходилось отстаивать свой суверенитет от поползновений соседей-гигантов – Бразилии и той же Аргентины.

«Селесте» (сборная хозяев поля) готовилась основательно и самоотверженно. Два месяца команда была отрезана от всего и вся. Специальные караулы гнали прочь от тренировочных полей зевак, мало-мальски смахивающих на шпионов. Первым не выдержал «режим концентрации» вратарь сборной Мацуали. Однажды ночью он тайком сбегал на несколько часов к любимой супруге. Рано утром, со всеми предосторожностями, Мацуали пробрался обратно в свою комнату, нырнул под одеяло и… застал там тренера. Нет, речь шла не о сексуальных домогательствах. Зевнув и перебравшись на другой бок, наставник рявкнул: «Убирайся, откуда пришел!» Все попытки высокопоставленных болельщиков вступиться за любимца страны и двукратного олимпийского чемпиона были отвергнуты.

А 13 июля чемпионат стартовал. Честь открытия турнира была доверена сборным Франции и Мексики.

Отсевная кампания, или пусть неудачник плачет

Франция Мексика на чемпионате мира 1930
Матч открытия: Франция – Мексика 4:1

13 команд были распределены по 4-м группам и только 1-е место гарантировало прорыв в полуфинал.

Итак, итоги соревнований в группе №1:

Франция – Мексика 4:1

Аргентина – Франция 1:0

Чили – Мексика 3:0

Аргентина – Мексика 6:3

Чили – Франция 1:0

Аргентина – Чили 3:1

Итоговая таблица:

ВНПМО
1.Аргентина30010:46
2.Чили2025:34
3.Франция1024:132
4.Мексика0034:130

Здесь, как и ожидалось, победила Аргентина. Лучшая по тем временам линия атаки во главе со знаменитым Стабиле, сильная полузащита, где блистал Монти («Дикий бык пампасов»), длинная скамейка и, к тому же, горячая поддержка тысяч земляков – все это предопределило успех «бело-голубых». И только в матче с французами фаворит чуть было не упустил победу. На последних минутах, при счете 1:0 в пользу латиноамериканцев, француз Ланжилле вышел один на один с вратарем соперника и, к всеобщему изумлению, был остановлен свистком арбитра. Судья, бразилец Рего, объявил, что время матча истекло. «Еще как минимум шесть минут», – орали ошалевшие французы. После долгих препирательств, судья вынужден был признать свой, с позволения сказать, «промах» и позволил доиграть матч.

Луис Фелипе Монти
Луис Фелипе Монти – по прозвищу “костолом”

Этот «конфуз» оказался роковым для европейцев. Упустив возможность вырвать хотя бы очко в игре с фаворитом, следующий матч французы бесславно проиграли. Впрочем, в этой же группе «отличился» еще один арбитр – боливиец Сакуэдо, назначивший 6 (!) пенальти в ворота мексиканцев и едва успевший удрать от рассвирепевших болельщиков. Судейство стало, пожалуй, главной болячкой чемпионата – единая трактовка правил отсутствовала, латиноамериканцы проявляли порой излишние симпатии к континентальной родине и т. д.

Кроме судейских шалостей, запомнилась зрителям и отличная игра вратарей – чилийца Кортеса и француза Тьепо. Последний был признан лучшим голкипером чемпионата.

Группа №2

Югославия – Бразилия 2:1

Югославия – Боливия 4:0

Бразилия – Боливия 4:0

Итоговая таблица:

ВНПМО
1.Югославия2005:14
2.Бразилия1015:22
3.Боливия0020:80

Исход соревнований во 2-й группе был решен в первом же матче. Югославы, в составе которых выделялись Стефанович, Тирнанич и Секулич, одолели бразильцев и стали единственным «заморским гостем», пробившимся в полуфинал. Бразильцы уже тогда демонстрировали яркую индивидуальную технику, но в целом оказались сборной весьма сырой, несыгранной и тактически неграмотной.

Группа №3

Румыния – Перу 3:1

Уругвай – Перу 1:0

Уругвай – Румыния 4:0

Итоговая таблица:

ВНПМО
1.Уругвай2005:04
2.Румыния1013:52
3.Перу0021:40

Узнав о результатах жеребьевки, уругвайские болельщики били вполне удовлетворены. Ни румыны, ни тем более перуанцы не представляли угрозы для любителей «Селесте». Но просмотрев первый матч группового турнира, хозяева встревожились не на шутку. Нет, соперники были действительно, не ахти какие. Но что вытворяли на поле перуанцы! Первым официальным «костоломом» в истории чемпионатов мира стал перуанец Лас Касас, искалечивший румынского защитника. Удаления грубияна с поля обернулось грандиозной дракой. О перуанцах тогда говорили: «Эти индейцы не научились еще попадать по мячу, но метко бьют по ногам». К счастью для уругвайцев, присмиревшие «землячки» во втором своем матче вели себя несколько приличнее.

Группа №4

США – Бельгия 3:0

США – Парагвай 3:0

Парагвай – Бельгия 1:0

Итоговая таблица:

ВНПМО
1.США2006:04
2.Парагвай1011:32
3.Бельгия0020:40

А в 4-й группе состоялась сенсация. Да еще какая! Команда США одолела общепризнанных фаворитов – бельгийцев. Янки! Никчемные соккеристы, которых никто не принимал всерьез! Впрочем, ларчик открывался просто. Скаредные хозяева профессиональных клубов не позволили бельгийцам заполучить звезд – Бастина, ван Халме и других, а лукавые янки в последний момент зачислили в ряды сборной английских и шотландских мастеров. Успели или не успели американские власти оформить гражданство новобранцев – проверить было некому. Демонстрируя типичный британский футбол, жесткий, атлетичный, без особых красот, но дисциплинированный и целеустремленный, псевдоамериканцы одержали уверенную победу. Один из них, Макги, вошел в историю чемпионатов как автор первого гола.

Полуфиналы: прогнозы сбываются

27 июля 1930 г. стало днем перемирия между болельщиками Уругвая и Аргентины. И у тех, и у других выиграл континентальный патриотизм. Еще бы! Триумф латиноамериканской школы! Избиение и посрамление «гринго»!

Аргентина – США 6:1

Успех вскружил головы «североамериканцам», хвастливым триадам не было конца. Но аргентинцы устроили зазнайкам форменный разгром. Ведомые Монти и Стабиле (оба вколотили по два мяча), они растерзали боевые порядки сборной США. Только за минуту до окончания матча аргентинцы великодушно позволили сопернику размочить счет. Учинив несколько драк и закатив на прощание пьяный дебош в гостинице, янки отправились восвояси. Матч за 3-е место не проводился.

Аргентинские болельщики после победы своей команды 6-1 против США
Аргентинские болельщики после победы своей команды 6:1 против США

Уругвай – Югославия 6:1

Судью матча бразильца Рего зрители встречали бурными аплодисментами. И хотя техническая комиссия вроде бы отстранила его от дальнейшего судейства на турнире, он, как ни в чем не бывало, появился на поле. Впрочем, уругвайцам его «услуги» не понадобились.

Югославский вратарь Милован Якшич перехватывает уругвайский навес
Югославский вратарь Милован Якшич перехватывает уругвайский навес

С первых же секунд атак обрушился на ворота европейцев, и уже на 2-й минуте счет был открыт. На 20-й минуте югославы сравняли счет, но на большее силенок у них не хватило. «Голеаду» достойно увенчал цирковой номер лидера уругвайцев Андраде. Много лет спустя болельщики «Селесте» еще вспоминали, как он, приняв мяч на голову и не давая ему коснуться земли, преодолел почти все поле, обыгрывая по дороге оптом и в розницу югославов! «Куда там этому хваленому Пеле», уверяли уругвайцы, смахивая старческую слезу.

«Повсюду стали слышны речи: «Пора добраться до картечи!»

Накануне решающего поединка власти Уругвая ломали голову – как избежать кровопролития на «Сентенарио» и в его окрестностях? И хотя официальный Буэнос Айрес был уведомлен о том, что аргентинским болельщикам выделено только 20 тыс. мест, вскоре стало ясно: ситуация становилась неуправляемой. Началось «великое нашествие Аргентины». Пароходы и паромы не успевали перевозить болельщиков через Ла-Плату, в ход пошли все мыслимые и немыслимые плавсредства. Ныне аргентинские «мудрецы» пускались в вояж чуть ли не «в одном тазу». Некому было посчитать утонувших и раздавленных. Хуан Кампистеги, президент Уругвая, отдал строгий приказ: «Ни один аргентинский револьвер не должен попасть в Монтевидео». Но полицейские кордоны были сметены толпами, заполнившими улицы и скандировавшими: «Победа или смерть! Аргентина – да! Уругвай – нет!» Тогда в столицу были введены войска и расставлены артиллерийские батареи. С огромным трудом гвардейцам удалось отстоять подступы к президентскому дворцу… На всякий случай 10 тыс. билетов приказано было не продавать, дабы избежать давки и столкновений. Уругвайским дамам отвели на трибунах специальный сектор, где экзальтированные сеньоры и сеньориты потрясали четками, распевали молитвы и давали немыслимые обеты.

Тем временем аргентинцы препирались по поводу мяча. Мячом уругвайского производства они принципиально не желали играть. В конце концов мяч и ворота разыграли по жребию. Мяч выиграли аргентинцы. С большим опозданием бельгийский арбитр Джон Ланженю, здоровенный дядька в галифе, пиджаке и кепке внушительных размеров, вывел команды на поле.

До картечи, слава Богу, дело не дошло!

30 июля 1930 года: «Финал, достойный финала»

Финал. 30 июня 1930 года. Стадион “Сантенарио”. Монтевидео. 90 000 зрителей. Судья Д. Ланженю (Бельгия).

Уругвай – Аргентина 4:2

 Уругвай:
Баллестерос, Назацци (капитан), Мачерони, Андраде, Фернандес, Гестидо, Дорадо, Скароне, Кастро, Сеа, Ириарте. 
 Аргентина:
Ботассо, Делла Торре, Патерностер, Х. Эваристо, Монти, Суарес, Пеуселле, Варалло, Стабиле, Феррейра (капитан), М. Эваристо.

Видео финала ЧМ-1930

Уже на 12-й минуте стадион ревел и бушевал. Уругваец Пабло Дорадо открыл счет. Но аргентинскую линию нападения не зря признавали лучшей в мире! 35-я минута: Пеуселле сравнивает счет, а через 2 минуты лидер атак «бело-голубых» Стабиле выводит гостей вперед: 2:1. По мнению хозяев, гол был забит из положения «вне игры». Уругвайцы всей командой ринулись на судью, на трибунах творилось нечто невообразимое. К президенту уже спешили руководители силовых структур, ожидая чрезвычайных расположений. Ланженю настоял на своем и лично отнес мяч в центральный круг.

финал чемпионата мира 1930 года уругвай аргентина
Первый в истории финал чемпионата мира: Уругвай – Аргентина

Как ни странно, эта скандальная пауза пошла на пользу именно «обиженным». Уругвайцы выпустили пар, успокоились, осмотрелись, а в перерыве нашли верный тактический ход. У аргентинцев явно не справлялся со своими обязанностями правый защитник Делла Торе (замены в международных матчах в то время не допускались). Именно на его участке, почуяв слабинку, стали наращивать давление уругвайцы. Пришлось аргентинцам все чаще отряжать для страховки опорного полузащитника Монти. Но в образовавшуюся брешь стал врываться капитан Уругвая, защитник Назацци. Иными словами, образовался «тришкин кафтан», полузащита хозяев добилась полного господства в центре поля, и голы посыпались один за другим. 55-я минута: Педро Сеа – 2:2. 65-я: Ириарте -3:2. И, наконец, наступил черед Кастро. Этот хрупкий на вид парнишка, стыдливо прикрывавший на официальных фотографиях искалеченную правую руку, был неутомим и вездесущ. И он же поставил последнюю точку в матче: 4:2. Над стадионом гремел гимн Уругвая. «Селесте» – чемпион!

первый в истории футбола чемпион мира
Уругвай – первый чемпион мира

Лучшие бомбардиры чемпионата:

  • Стабиле (Аргентина) – 8 мячей
  • Сеа (Уругвай) – 5 мячей
  • Субиабре (Чили) – 4 мяча

Чистый доход чемпионата составил немалую по тем временам сумму – 255 107 долларов.

Итоги и уроки. Герои и судьбы

Первым, притом политическим, итогом чемпионата мира стал разрыв отношений между Уругваем и Аргентиной. Уже 31 июля взвинченные толпы аргентинских фанов атаковали уругвайское посольство. Обе страны были на грани военного конфликта. Ходили слухи и о смертном приговоре, который был заочно вынесен аргентинскими болельщиками бельгийскому судье. Но эмоции в конце концов улеглись, и можно было подводить результаты иного рода.

Чемпионат позволил сравнить игровые стили команд двух континентов, обогатил творческие арсеналы их наставников, ускорил окончательный период от архаичной расстановки «5 в линию» (точнее, 1-2-3-5) к системе «W-M». ЧМ продемонстрировал возрастающее значение средней линии как организатора и конструктора командной игры. Скорость, игра в одно касание, гибкие тактические схемы и умение перестраивать их по ходу матча проявились прежде всего в игре чемпионов. Интересно, что действия защитника «Селесте» Назацци весьма напоминали функции современного либеро. Чемпионат очень остро поставил вопрос о единой трактовке правил игры и, конечно же, о судействе.

Хосе Назацци
Хосе Назацци (он же Хосе Насасси)

Героями турнира стали в первую очередь уругвайцы Сеа и Назацци, аргентинцы Монти и Стабиле. Но лучшим из лучших единодушно признавали лидера чемпионов Андраде – «черное чудо Уругвая».

По разному сложились их судьбы. Чемпион мира и двукратный олимпийский чемпион Педро Сеа, повесив бутсы на гвоздь, стал популярнейшим радио и телекомментатором. «Дикий бык пампасов» Монти сменил родину на прародину, то есть принял итальянское гражданство. В 1934 г., защищая цвета «Скуадры адзурры», он разделил ее успех и сумел облобызать Нике.

Педро Сеа
Педро Сеа

Долгой и славной была футбольная карьера Гильермо Стабиле, знаменитого «фильтрадора». Среднего роста, быстрый, юркий и прыгучий, он всегда выделялся на поле изящной, элегантной игрой. Порой в шутку его называли «прима-балериной» аргентинского футбола. Ему была противна любая грубость и нечистоплотность. В 30-х годах аргентинский виртуоз играл в профессиональных клубах Италии и Франции. Неоднократно ему предлагали «натурализацию» и гражданство этих стран, но все посулы и уговоры он отвергал. Вернувшись на родину, Стабиле возглавлял сборную, был одним из руководителей национальной федерации. Ему многим обязаны юные футбольные таланты Аргентины и не случайно его имя вспоминали в 1978 г. как одного из творцов будущей победы.

Гильермо Стабиле
Гильермо Стабиле – лучший бомбардир чемпионата (8 мячей)

Горькой и трагической оказалась судьба лучшего футболиста планеты 20-х и 30-х годов Хосе Мандро Андраде. Он родился в припортовых трущобах Монтевидео. Прежде чем стать футбольной звездой, юный негритенок прославился как король «кандомбеса» – карнавального танца. Удивительную пластику и чувство ритма он принес и на футбольное поле. Универсальный игрок, Андраде не довольствовался положенной ему ролью правого полузащитника, постоянно угрожал воротам противника и умело цементировал оборону. О его оригинальном дриблинге, о его пасах через все поле с точностью до сантиметра ходили легенды. Болельщики со стажем уверяли, что Хосе ни в чем бы не уступил великому Пеле, а знаменитый «финт Гарринчи» уругваец проделывал не менее изящно и эффектно. Впрочем, финты финтами, а в судьбе Гарринчи и Андраде немало общего.

Хосе Мандро Андраде
Хосе Мандро Андраде

Так же, как и Мане, уругваец был человеком добрым, доверчивым и непрактичным. Деньги у таких не задерживаются. Раздавая друзьям и многолюдной нищей родне все свои футбольные гонорары, Хосе зарабатывал на жизнь настройкой пианино. Когда в 1957 году Андраде умер в приюте для бедняков, служители похоронного бюро не нашли у него ни одного сентаво.

(статья Владимира Крикунова из украинского еженедельника «футбол» №39 за 1997 год)

0 комментарий

Похожие Посты

Оставить свой Комментарий