Премьер-лига - история создания
Блог

Английская футбольная Лига — история создания — 1-я часть

Сколько же лет нужно для обретения истинной стабильности?

В принципе, вопрос риториче­ский — когда придет, тогда и при­дет, нужно над этим работать, но далеко не всё от нас зависит. Сроки же нигде не прописаны, можно с ходу получить очень достойный результат, а можно и всю жизнь сизифовым трудом заниматься и танталовы муки испытывать! И вдруг щелкнуло — стоп, а ведь ан­глийская Футбольная лига, давшая нам первый в мире футбольный турнир по круговой системе, со­ревнование, которое определило форму всех-всех-всех чемпиона­тов на долгие годы и остающееся классикой жанра по сей день.. Так вот The Football League была осно­вана спустя 24 с половиной года после появления футбола как тако­го — отсчет ведется с даты основа­ния Футбольной Ассоциации Анг­лии и, соответственно, учрежде­ния единых правил футбола.

ну, не очень-то и единых, еще доволь­но долго соперничали и спорили с теми, кто играл по шеффилдским правилам, но в итоге сумели достичь компромис­са, и в середине 1870-х правила стали действительно едиными. А в 1886 году уже появилась ИФАБ, комиссия по пра­вилам, и всё завертелось.

Совпадение? Наверное. Тем не менее, делаю провокационный вы­вод, что именно эта отметка — 24,5 года — означает своего рода футболь­ную зрелость. Что отнюдь не проти­воречит игроцким реалиям!

А впрочем, ну их к монахам, эти цифры. Есть шикарный повод вспомнить историю основания Футбольной лиги. Кстати, есть еще один повод уделить повышенное внима­ние предмету: чемпионат Англии стартовал 8 сентября 1888 года (странно, что не 8 августа — совсем красиво было бы!).

И наконец — железная привязка, поистине юбилейная: 20 июля 1885 года, английская Футбольная Ассоциация устала бороться с президентом «Престон Норт Энда» майором Уильямом Саделлом и узаконила профессио­нализм.

Уильям Саделл

Уильям Саделл родился в Престо­не в 1851 году. Один из его предков возглавлял местную гильдию тор­говцев одежды и потому звался «Майор», но к титулованию Саделла прибавляли звание вовсе не поэтому — до почетного майора он дослужился к 1889 году в мест­ных добровольческих стрелковых частях, предтече Территориальной Армии. Активный спортсмен- «многостаночник», как тогда было принято, Саделл был активен везде — плавал, крутил педали велосипе­да, играл в крикет, регби и, нако­нец, футбол. Первый матч «Пре­стон Норт Энда» в Association Football не обошелся без уча­стия Саделла, хотя играл он не слишком регулярно.

К тому времени Саделл уже стал президентом «Престона». Не то в 23, не то в 24 года — источники противо­речат друг другу. Снова это число, хе-хе. Ну а в 1880 году члены клу­ба проголосовали за то, чтобы сосре­доточиться на футболе, и Уильям развернулся вовсю. Он уже успел сделать роскошную карьеру на местном хлопчатобумажном ком­бинате, где поднялся до управляю­щего, вот и воспользовался служебным положением.

С 1883-го «Пре­стон» стал активно зазывать к себе классных футболистов и устраивать их на липовые должности на фабри­ке — вы думаете, в Советском Союзе больно оригинальничали?! С како­го-то момента Саделл, похоже, утратил чувство реальности, пере­стал видеть края и счел комбинат своим. Но об этом позже.

19 января 1884 года в четвертом раунде Кубка Англии (1/8 финала, говоря более привычным языком) «Престон» сыграл вничью с лон­донским «Аптон парком» — 1:1. Однако вместо положенной по регламенту переигровки увидел кукиш с маслом — соперники пожа­ловались в ФА, что в «Престоне» футболистам, представляете, ПЛАТЯТ ДЕНЬГИ! А джентль­мен, как известно, играть за деньги не имеет права — разве что на день­ги.

уильям саделл
Уильям Саделл — негодяй, посмевший платить футболистам деньги за игру.

Ассоциация потребовала пре­кратить безобразие, хотя в ее рядах не было единства по этому поводу. Раскол лишь усугубился, когда «Престон» отказался выполнять условие и снялся с соревнований; за ним последовали еще два ланка­ширских клуба — «Бёрнли» и «Грейт Левер» (сейчас Грейт Ле­вер — один из пригородов Манчес­тера, тогда был более самостояте­лен).

К демонстрантам быстро присоединялись всё новые и новые клубы, в основном, с севера. Нако­нец, ФА получила ультиматум, под которым подписалось более трех десятков клубов — если вы будете упорствовать в своем предубежде­нии против профессионализма, мы создадим свою ассоциацию, Бри­танскую ФА!

Уильям Макгрегор
Уильям Макгрегор — Футбольный менеджер викторианской эпохи, который считается основателем Футбольной лиги Англии — первого подобного организованного объединения клубов в мире. 

Футбольная Ассоциация, пока еще единственная, вынуждена была созвать конференцию. Саделл как член аналога нашего ис­полкома ФФУ метался между де­легатами, убеждал, грозил, угова­ривал, наконец, произнес пламен­ную речь. Южные клубы, склон­ные расценивать футбол как при­ятное времяпровождение, встали в жесткую оппозицию.

Однако помощь секретаря «Астон Вил­лы» Уильяма Макгрегора, более склонного к компромиссам, но зато и более влиятельного, чем Саделл, помогла склонить чашу весов на сторону профи. Макгре­гор даже мягко признался — да, мы тоже платим, а что вы хотите, лю­дям жить надо. Слова последовательного христианина, образцо­вого гражданина, еще и титоталлера (то есть принципиально и агрессивно не признающего алко­гольные напитки )очень серьезно подействовали на собрание.

Не­сколько кособокое, но всё же историческое решение было при­нято: клубы получили право пла­тить зарплату игрокам, если те… жили не далее чем в шести милях от домашнего стадиона на протя­жении минимум двух лет! Ну или родились в этих окрестностях.

Учитывая, что Саделл делал ставку на легионеров-шотландцев, подобный промежуточный вер­дикт не мог его устроить. Однако майор, судя по всему, решил, что важно уцепиться за палец, а там и весь скелет потянется; Саделл праздновал победу, цвел и пах.

Создатель футбольной «тактической доски»

Первый, кто использовал «такти­ческую доску» для объяснения игрокам их задач в игре, майор создал действительно сильную, громившую всех и вся команду. 15 октября 1887 года «Престон» вы­нес в Кубке «Хайд» с умопомра­чительным счетом 26:0, устано­вив рекорд турнира на все време­на. «Норт Энд» пробился в финал, имея за плечами впечатляющую серию в 42 матча без поражений во всех турнирах, но неожиданно был бит «Вест Бромвич Альбио­ном» — 1:2. Престонцы настолько забронзовели, что перед матчем вовсю фотографировались с тро­феем, вызвав раздражение прези­дента ФА и заодно судьи финала (!) майора Фрэнсиса Мариндина:

«Может, лучше сначала выиграе­те его?!»

Похоже, арбитр разозлился до того, что принялся прессовать «Престон». Потом многие обви­няли Мариндина в предвзятости — дескать, отдавал явное предпоч­тение «ВБА», потому что за него играли сплошные англичане. В качестве подтверждения симпа­тий рефери приводят момент, ког­да Мариндин сорвал голевую ата­ку «Престона», назначив штраф­ной в пользу «Альбиона» — хотя никто из игроков не обращался к судье, как требовали правила того времени (да-с!).

Капитан команды Кембриджского университета Тинсли Линдли потом скажет форварду «Престона» Россу:

«Джек, ну не могли же вы всерьез рассчитывать на победу, играя против 11 человек и дьявола?!»

(Тут скрытая игра слов, намек на прозвище самого Росса — «Ма­ленький демон».) Однако Росс категорически откажется от со­чувствия:

«Сами виноваты. Мы отчаянно замерзли на берегу Тем­зы, наблюдая за гонкой Кембрид­жа и Оксфорда (по тем временам соревнование более значитель­ное, чем футбольный финал! Дело было 24 марта, кстати, так что про­дрогнуть можно было запросто.), а потом так и не смогли согреться. Команда была в пла­чевном состоянии. Глупо проиг­рали.»

Слово капитану «Альбиона» Билли Бассетту:

«Джек Росс в тот день потерял хладнокровие. И чем сильнее нервничал он, тем спокой­нее становился я».

В итоге Росс на­прасно атаковал Бассетта и просто перелетел через него, а Билли про­вел победный мяч:

«И всё равно в тот момент я не мог сказать, что мы заслуживаем победы. Они были сильны, очень сильны. Пожалуй, самая сильная команда из тех, про­тив которых довелось сыграть».

В 2015 году программка с того матча — стоивший пенни листик, на котором была нарисована расста­новка участников финала — была продана с аукциона за 20 тысяч фун­тов!

Ладно, осечка забыта. В первом «регулярном» сезоне «Престон», уже вовсю прозываемый «Непобе­димыми», не потерпел ни единого поражения и обеспечил себе победу за несколько туров до конца, сосредоточился на Кубке и в финале об­ыграл «Вулверхэмптон» — 3:0 (вто­рой гол на счету Росса). Этот трофей «Норт Энд» завоевал, не пропустив ни одного мяча — пять побед с общей разницей 11-0! А в полуфинале вы­шибли обидчиков из «ВБА» — 1:0.

Первый чемпион Англии

Весь мир лежал у ног шотландских престонцев (10 скоттов в составе!), Саделл купался в лучах славы и всеобщего обожания. Выиграет «Престон» и второй чемпионат страны, правда, с куда меньшим отрывом. Это не помешает Саделлу, занимавшему еще и должность почетного казначея Лиги, убедить коллег выделить огромную сумму в 50 гиней на приобретение чемпи­онского кубка. По злой иронии судьбы, больше «Престону» ни разу не удастся добыть первое ме­сто и подержать заказанный его президентом трофей в руках! Хотя команда еще трижды подряд фи­нишировала второй…

«Престон Норт Энд»
«Непобедимые»«Престон Норт Энд» (Престон, 1888-1889)

Дальше — хуже и даже больше, чем хуже. В 1895 году уже отошед­шего от футбольных дел Саделла обвинят в хищении средств хлоп­чатобумажного комбината, кото­рым он управлял. На себя майор не потратил ни копейки, всё ушло на команду, но это послужило разве что смягчающим обстоятельст­вом: было доказано, что Саделл незаконно увел с комбината и куда- то дел 5326 фунтов. Очень много, солидное состояние! Приговор: три года тюрьмы.

Отсидев, Саделл уехал в Юж­ную Африку и начал новую жизнь — стал модным спортивным журна­листом, успешным редактором, а заодно и страстным проповедни­ком футбола. Вот только усилия его не получали должного отклика, и в газете «Южноафриканские но­вости» ему приходилось писать прежде всего о регби. Уильям Са­делл умер в возрасте 60 лет от пнев­монии. Это случилось 5 августа 1911 года в Кейптауне.

Эра профессионального футбола

После того как футбол стал про­фессиональным, остался один шаг до организации регулярного чем­пионата, который превратил бы непредсказуемые доходы от вы­ставочных и кубковых поединков в регулярные и значительные по­ступления от известного, но доста­точно внушительного числа пое­динков. Профессиональный фут­бол должен кормить себя сам!

Дело еще и в том, что легализа­ция профессионализма поначалу довольно серьезно осложнила дея­тельность футбольных клубов. Раньше все играли со всеми без каких-то проблем, разве что ари­стократы из «Старых итонцев» могли воротить нос от какого-ни­будь рабочего «Блэкберн Олимпика» (пока тот не выиграл Кубок Англии-1883). Теперь же различие стало принципиальным — аматоры отказывались играть с профи, рас­кол не оформился де-юре, но он существовал де-факто. Да еще и Кубок Англии активно наступал, занимая всё больше места в кален­даре и отвлекая всё больше ко­манд.

2 марта 1888 года хозяин одеж­ного магазина и секретарь бирмин­гемской «Астон Виллы» Уильям Макгрегор, уже упомянутый в на­шей статье, присел к письменному столу. Плодом продолжительного скрипения пером стало обращение к руководящим комитетам фут­больных клубов. Вот текст этого исторического документа:

«С каждым годом футболь­ным клубам любого уровня стано­вится всё труднее и труднее отве­чать по своим товарищеским обя­зательствам и даже организо­вать товарищеские матчи. Вслед­ствие этого в настоящий момент, учитывая влияние Кубка, клубы вынуждены приглашать команды, которые не привлекают публику.

Я предлагаю на всеобщее обсуждение такое предложение как средство преодоления трудностей: десять или двенадцать самых выдающихся клубов в Англии объединяются, чтобы организовать матчи дома и в гостях каждый сезон, указанные матчи должны организовываться в рамках дружеской конференции по образу и подобию Международной конференции. 

В оригинале — International Conference. Рискну предположить, что Маркс и Энгельс с Интернацио­налом тут совершенно ни при чем, а вот ICRC — федерация реформатор­ских и кальвинистских церквей всего мира — почему бы нет. Впро­чем, Макгрегор наверняка имел в виду и какое-то конкретное сорев­нование, но я затрудняюсь опреде­лить, о чем конкретно речь. Одни считают, что Макгрегор вдохнов­лялся соревнованиями по крикету — но в крикете эта самая Конферен­ция возникла только в 1909 году! Может, в 1888-м был какой-то тур­нир, какая-то лига — это самый веро­ятный вариант.. Другие кивают на бейсбол, к развитию которого в Великобритании Макгрегор успел изрядно приложить руку — к сча­стью, без особых последствий. Я не шучу, он был почетным членом Ас­социации бейсбола Великобрита­нии и Ирландии. Вообще, представ­ляете — идея первого футбольного чемпионата пришла из бейсбола???

Эта комбинация может быть названа Association Football Union (в лобовом переводе - Союз Фут­бола Ассоциации, и попробуйте перевести это как-то иначе, литера­турнее, но без потери смысла. Association Football - в данном слу­чае неразрываемое словосочета­ние.) и может управлять­ся представителями от каждого клуба. Конечно, это ни в коей мере не подразумевает вмешательство в действия Национальной ассоци­ации; даже предлагаемые матчи могут проводиться по правилам Кубка. Но это детали.

Цель моего письма в настоящее время - лишь обратить ваше внимание на эту тему и предложить дружескую конференцию, чтобы более подробно обсудить этот вопрос. Буду очень благодарен, если вы любезно обдумаете этот вопрос и внесете предложения, которые посчитаете необходимыми. Я пишу только следующим - «Блэкберн Роверс», «Болтон», «Престон Норт Энд», «Вест Бромвич Альбион» и «Астон Вилла», и хотелось бы услышать, какие еще клубы вы предлагаете.

Искренне ваш,
 Уильям Макгрегор (ФК «Астон Вилла»)

P. S. Как насчет устроить дружескую конференцию 23 марта 1888-го в Лондоне, в отеле «Андертон»?»

23 марта в качестве даты собра­ния Макгрегор предложил не слу­чайно. На 24-е был назначен финал (тот самый, проигранный «Престо­ном»), и потому представители клубов должны были съехаться в столицу. Встреча состоялась в предложенном месте, участвовали в ней представители десяти клу­бов, в том числе финалисты Кубка. Макгрегора неприятно удивил иг­нор со стороны южан — те жили в каком-то своем мирке и просвещаться только на рубеже веков.

Уильям Макгрегор

Однако же нам пора отвлечься и сказать несколько слов о самом по­чтенном мистере Макгрегоре. Шотландец, однако!

Уильям поя­вился на свет 13 апреля 1846 года в деревушке Брако, что в Пертшире, в самом что ни есть центре Шот­ландии. Футбол он впервые увидел в семь лет — местные жители сыгра­ли с командой приезжих ремеслен­ников — и влюбился в него на всю жизнь. Это, впрочем, не помешало Уильяму добросовестно выучить­ся на торговца одеждой и затем перебраться в Бирмингем с целью основания собственного дела. Упорный, трудолюбивый, добро­совестный молодой человек преу­спевал, и постепенно его магазин одежды, где всегда можно было прикупить футбольную форму, стал излюбленным местом сбора футболистов.

Уильям Макгрегор
Памятник Макгрегору возле современного стадиона «Астон Виллы»

Постепенно Макгре­гора стали вовлекать в деятельность основанной в 1874 году «Ас­тон Виллы». Он добродушно по­могал кому шиллингом, а кому и фунтом; когда же бейлифы наеха­ли на клуб и арестовали часть его имущества, позволил укрыть остальное у себя на складе.

Надо сказать, что Макгрегор считал фут­бол чрезвычайно богоугодным делом и никогда не упускал случая наставить игроков на путь истин­ный.

Что ж, никого это не раздра­жало — на дворе стояла строгая Викторианская эра, время послед­него расцвета Британской импе­рии, над которой никогда не захо­дило солнце…

Кто знает, что больше всего по­влияло на Макгрегора, который в итоге отдал «Астон Вилле» 34 года жизни и полностью заслужил свой памятник у Директорского входа в «Вилла парк».

Возможно, связь клуба с местной церковью — тогда многие команды зарождались как церковно-приходские, и бирмин­гемцы не исключение.

Возможно — обилие молодых шотландцев, ибо о своих корнях Уильям никогда не забывал, он и начинал-то свою фут­больную деятельность в Астоне (район Бирмингема), возясь с осно­ванным шотландцем клубом «Калторп», ныне забытым. Не слишком уместный шотландский лев на гер­бе «Астон Виллы», вообще-то, ан­глийского клуба — предложение Макгрегора, немедленно принятое из уважения к руководителю, тако­му себе патриарху клуба.

Читать продолжение статьи по ссылке.