История создания Лиги чемпионов
Лиги чемпионов,  Блог

История Лиги Чемпионов

Рассказ о различных предках и предшественниках КЕЧ, ЛЧ и других еврокубков
начнем, как водится, с начала.

Первые международные Кубки

Еще в конце позапрошлого века в Австро-Венгерской империи во­всю проводили межнациональный Кубок вызова, правда, первые не­австрийские и даже невенские участники появились там лишь в последнем году 19 века — то есть в 1900-м, если кто до сих пор не вы­учил календарный урок.

А стартовал со всех сторон но­вый турнир в 1897-м. Придумал его и выделил кубок английский бизнесмен, занимавшийся гидрав­лическими системами. С какой радости Джона Грамлика занесло в Вену, кто знает, но здесь этот «Крикетист» (прозвище полно­стью соответствовало одному из страстных увлечений) мигом при­нялся организовывать клуб. Его инициатива пришлась к месту, и «Венский крикетный и футболь­ный клуб» был основан 23 августа 1894 года, всего лишь на день по­зже старейшего австрийского фут­больного клуба — «Первого венско­го», он же «Фёст Виенна», который мы будем неоднократно упоми­нать по разным поводам.

«Крикетная Вена» - первый победитель Кубка Вызова. 1897 год
«Крикетная Вена» — первый победитель Кубка Вызова. 1897 год

Любопытно, что именно за «ВКФБ» поигрывал Уго Майзль, о котором здесь еще не раз будет упомянуто. Правда, получалось у него это не слишком регулярно. По работе в банке постоянно приходи­лось разъезжать по Европе — види­мо, тогда сын еврейского торговца из Богемии Майзль и выучил во­семь языков…

А там и до организации тур­нира был один шаг. Грамлик даже Кубок купил и объявил его призом победителю.

Правда, как ни крути, сие проис­ходило в рамках одного государст­ва. Более того, в первых трех розыг­рышах, несмотря на открытый до­ступ для венгерских и богемских клубов, участвовали только венцы. Потом с трудом подтянулись пра­жане и будапештцы. «Ференцварошу» даже удалось выиграть один турнир из десяти проведенных — если не считать мифического розыгрыша-1909/10, есть о нем публика­ции и расследования, только доказа­тельств не хватает. В общем, с межнациональностью всё понятно.

По пути у Кубка «вызова Грам­лика» возник конкурент — Тагблатт-покаль сугубо для венских команд. Но его организаторы до­пустили грубую ошибку — пропи­сали в регламенте, что команда, выигравшая турнир трижды под­ряд, получит право оставить тро­фей у себя. Когда же «Винер» (он же ВАК, он же WAC) добился это­го в первых трех розыгрышах (1900-1903), выяснилось, что но­вый кубок взять неоткуда — спонсо­ры попрятались в кустах! Так и помер Кубок Тагблатт в одноча­сье. А вот Кубок Грамлика хра­нится в офисе поныне существую­щей «Фёст Виенны», последнего победителя Challenge Cup (основатель-то англичанин!) в 1911 году.

Почему прекратили? Собст­венные чемпионаты разыгрывать стали — в частности, Австрия после нескольких неудачных попыток обзавелась таким турниром, пока любительским, в 1910 году. А там и война подобралась — не забудьте, на Балканах громыхнуло еще в 12-м.

Тем временем в Италии такое творилось!

«Чайный Кубок»

В 1908-м именно в Италии впервые (хотя это пока историки больше ничего не откопали) прошел тур­нир с реальным участием команд из разных стран. Именовался он гордо, но по делу — Торнео Интер­национале Ла Стампа Спортива, так как был организован турин­ским журналом с соответствую­щим оригинальным названием La Stampa Sportlva.

В Италии даже провели квали­фикацию на четыре клуба, герои­чески выигранную «Торино» (в финале «Ювентус» грохнули 2:1), после чего к представителю Севе­ра Италии подключились ино­странцы — французский «Паризьен», швейцарский «Серветт» и германский «Фрайбургер». Игра­ли по системе полуфиналы-финал — матч за 3-е место; в решающем поединке «Серветт» оказался сильнее «Торино» — 3:1. За утеши­тельное место на пьедестале бо­ролся «Паризьен» почему-то с «ожившим» «Ювентусом» — не иначе обиженным немцам нужно было срочно уезжать! К радости организаторов (наверное, мало ли за кого они болели!), «Юве» раз­громил французов 4:0.

Сэр Томас Липтон, шотланд­ский магнат, основатель той са­мой чайной империи, выдающий­ся яхтсмен и вообще любитель всякого настоящего джентльмен­ского спорта (футбол входит!), уже презентовал один свой Кубок Южной Америке — с 1905 года его принялись ежегодно разыгрывать сборные Аргентины и Уругвая. Новое начинание, прошедшее с громким успехом и выплеснувше­еся за пределы Апеннин, не оста­лось без внимания, и он щедрою рукою внес 2000 лир — большие деньги! — на приз будущему побе­дителю второго розыгрыша. «Ла Стампа Спортива» перебить став­ку не смогла и согласилась, что турнир будет называться иначе, а приз журнала будет вручен второ­му призеру. В последний момент вмешался еще один спонсор — ави­атор из Падуи Леонино да Дзара. Он учредил специальный приз, который должен был разыгры­ваться туринскими командами в рамках соревнования.

Сэр Липтон и его Кубок
Сэр Липтон

Сэр Липтон, к слову, настолько проникся, что еще одно денежное вспомоществование отправил на Юг Италии — чтобы тамошним ко­мандам тоже было за что сражать­ся между собой. Это было дешев­ле, чем вытащить их в Турин, на Север… Да и работали они все, куда там уедешь. Коппа Липтон был разыгран 6 раз, по три раза его выиграли «Наполи» и «Палермо».

Чем помимо всего прочего был хорош сэр Томас, так это тем, что ему удалось притащить в Ту­рин не кого-нибудь, а самих ан­гличан — по футбольным меркам это можно сравнить с нынешним визитом сборной Бразилии в Хацепетовку! Правда, англичане были такие себе — так называемые part-time players, то бишь почти простые работяги-любители, шахтеры из «Вест Окленд Тауна», поселка в графстве Дархэм. Но — англичане же!!!

Вот горняки и доказали свою силу, в полуфинале разбив «Штутгартер Шпортфройнде» 2:0. В параллельном поединке сборная Турина, претенциозно назвавшаяся сборной Италии, не устояла перед швейцарским «Винтертуром» — 1:2. В финале, 12 апреля 1909 года в присутст­вии 2000 зрителей, «Вест Ок­ленд» снова доказал, что Англии тогда не было и не могло быть равных — 2:0! Уже к 8-й минуте оба влетели, но так и закончили. Итальянцы сумели волево одо­леть штутгартцев 2:1, и да Дзара вздохнул облегченно — свой приз он вручил по справедливости.

Спустя два года Кубок Липто­на повторился, и на сей раз «Вест Окленд» разнес «Ювентус» 6:1! М-да… Зато Липтон решил отдать двукратному победителю сам ку­бок, изначально планировавший­ся к переходу из рук в руки.

Кубок в залоге

Увы, поездка на турнир в Италию нанесла отнюдь не богатому клу­бу серьезные убытки, и по возвра­щении оклендцам пришлось сроч­но изыскивать 40 фунтов на по­крытие долгов. Выход был най­ден — деньги одолжили у мистрисс Ланчестер, хозяйки отеля «Уитшиф», который «Вест Окленд» использовал как штаб-квартиру. В залог пошел только что завоеван­ный трофей — он должен был оста­ваться у тети Ланчестер до выпла­ты долга.

Об экстренном кредите вспом­нили в 1960 году. К собственно­му удивлению, посланцы «Вест Окленд Тауна» выяснили, что та самая Ланчестер мирно живет в Ливерпуле. Несколько удивив­шись, она учла инфляцию и отдала кубок за сотню фунтов. С тех пор Кубок Липтона торчал в пабе, в до­ме, где жил клубный секретарь. Но в 1966 году, когда в Англии украли Кубок Жюля Риме, он же Кубок мира, он же Нике, вестоклендцы перепугались («Маркс умер, Ле­нин умер, и мне что-то нездоровит­ся») и убрали трофей в шкаф.

Шахтеры из Вест Окленда - первые клубные чемпионы мира!
Шахтеры из Вест Окленда — первые клубные чемпионы мира!

Это не помогло — в январе 1994 года почетный трофей выкра­дут из городского рабочего клуба, где его снова выставили на общее обозрение. Полицейские розыски ничего не дадут, и тогда веское слово скажет страховая компания. В об­щем, сейчас в Западном Окленде гордятся копией, работой шеффилд­ского ювелира Джекса Спенсера. Весьма распространенная не только для футбольных трофеев история. К счастью, их легче восстанавливать, чем какую-нибудь «Мону Лизу»!

Еще три факта, связанные с этой историей. В грозовом 1914 году сэр Томас Липтон переключится на Канаду, и столь замечательно начи­навшийся турнир сыграет в ящик. Как и вся мирная жизнь. Через 17 лет спонсор первого чемпионата мира (не надо уточнений, что клуб­ного — сборные вовсе только на Олимпиадах играли и в товарня­ках!) прикажет долго жить, не оста­вив семьи. Всё проплавал на сво­их «Шемроках» — так назывались все его яхты, которые он последо­вательно менял и, видимо, вкупе с морем любил больше всего на све­те. В 1982 году в Англии компания ТТТ сняла полуторачасовый худо­жественный фильм о триумфе «Вест Окленда» под названием «The World Cup: A Capitan’s Tale».

Вот такая история — Шекспир и племянники!

Кубок Митропы — история создания

Что такое Митропа? Возможно, кое-кого это удивит, но перед вами отнюдь не географический термин! Безусловно, это с немецкого — Mitteleuropa, то бишь Центральная Европа, но возникло сие сокраще­ние в 1916 году. Представляете, Первая мировая война ничуть не помешала ряду германских и авс­тро-венгерских железнодорожных компаний скинуться и образовать компанию «Митропа» для обслу­живания пассажирских вагонов. Цель — выпереть с рынка бельгий­ского монополиста «Вагонс-Литс», основанного еще в 1872 году ум­ным бельгийцем Георгом Нагель- макерсом. Война войной, а бизнес по расписанию, обеды в вагонах-ресторанах — аналогично. Вот и за­бегали по центральной Европе ва­гоны с бо-ольшой надписью по борту Mitropa. Долго бегали.

Нет, эта компания не была спонсором родившегося 11 лет спустя турнира. Ведь Кубок Митропы — неофициальное его назва­ние, на деле он именовался La Coupe de l’Europe Centrale. Почему по-французски? Например, чтоб никто не догадался. А может, для лучшего понимания со стороны Жюля Риме.

Розыгрыш Кубка Митропы 1932 года
Розыгрыш Кубка Митропы 1932 года

Стоит ли считать простым сов­падением, что именно 11 лет назад «Митропу» продали и в связи с этим переименовали? Как хотите.

Органи­зация Кубка Митропы назревала в связи с возобновлением или орга­низацией национальных чемпио­натов на осколках почившей в обозе Австро-Венгерской империи, а также попросту расцветом мирной жизни в середине 20-х. Впрочем, как обычно, за конкретным реше­нием стоит конкретная личность, ее воля, разум и, если угодно, ге­ний. Великий Уго Майзль, банков­ский клерк, футболист, арбитр, тренер и функционер, в те годы был генеральным секретарем Федера­ции футбола Австрии. Во-первых, благодаря во многом его усилиям австрийцы первыми в континен­тальной Европе обзавелись про­фессиональной лигой — к слову, в первом «прочемпионате» Австрии победил «Хакоах» из Вены, еврей­ская и действительно очень силь­ная команда. Во-вторых, а может, и во-первых, Майзль сделал всё, что­бы Конгресс австрийской ФФ 17 июля 1927 года постановил: но­вому, в то же время воспринимаю­щему кое-какие старые традиции Кубку Митропы быть!

В первом розыгрыше приняли участие восемь команд, по две луч­ших от Австрии, Венгрии, Чехо­словакии и Югославии. Через год югов вытеснили итальянцы, но привлекательность турнира от это­го, прямо скажем, не пострадала — уже тогда имена «Болоньи», «Ювентуса», Лацио» звучали громко. Вот небольшая иллюстра­ция силы Кубка Митропы: первые два места на ЧМ-34 — Италия, Че­хословакия, четвертое заняла Авс­трия; первые два места на ЧМ-38 — Италия, Венгрия! Нет Англии? Ну и черт с ней, пусть сидит у себя на острове и выделывается — а у нас и без нее такие дела творятся.

Кубок Митропы 1930
Кубок Митропы 1930 года

Турнир был жестоко оборван в 1940 году, неофициально возобно­вился в 1951 году под названием Кубок Центропы (наверное, не­мецкий язык решили укоротить), с перепугу вернулись к Митропе и стали играть официально, но на совершенно ином уровне. Посте­пенно турнир выродился в весьма своеобразную Лигу чемпионов — в ней играли победители вторых дивизионов! Интересно, что же они между собой выясняли? Пра­во, стоит удивляться, что турнир так долго продержался. Но его история в 1951-92 гг. действитель­но может интересовать только сов­сем уж закопавшихся в статистику или завзятых поклонников отдель­ных клубов.

По большому счету, Митропа (довоенная!) — безусловно, самый сильный из доселе перечисленных турниров и наиболее близкий к признанным еврокубковым турни­рам. По своей сути — предок не столько Кубка чемпионов, сколько именно Лиги чемпионов. Раз стра­ну представляло по две команды!

Есть, кстати, еще один Кубок Митропы, в свое время их частенько путали. Он жив до сих пор, проводит­ся, понятно, в Центральной Европе. Полностью он называется Mltropa Rally Cup и в нашу сферу интересов, понятно, никак не входит.

Вернемся к футболу. Была еще одна одинокая, но заметная попыт­ка соорудить нечто вроде доисто­рического Кубка чемпионов.

Кубок чемпионов

Похоже, позитивный опыт 1908 го­да крепко запал в голову женевцам (а они не претендуют на звание первого чемпиона мира?!), и в 1930-м именно «Серветт» органи­зовал еще один любопытный тур­нир — Кубок наций. Он был приу­рочен к открытию нового женев­ского стадиона «Шармиль» и стал своего рода антитезой первому чемпионату мира, который тем же летом проходил в Уругвае. Как из­вестно, туда отправились только четыре европейские сборные — Франция, Бельгия, Югославия и Румыния, а потому представители Старого Света не могли не испы­тывать определенную досаду.

Что ж, получилось неплохо. Если Кубок сэра Томаса Липтона логично считать зачинателем и предшественником Кубка Ярма­рок, то швейцарский «Куп де Насьон» имеет серьезные основания считаться непосредственным предком именно Кубка чемпио­нов. По крайней мере, участвовали в нем именно чемпионы своих стран или, если чемпионат еще не был учрежден, то обладатель Куб­ка (французский «Сет»). Единст­венным исключением стал испан­ский «Реал Ирун», который в чем­пионате страны-1929/30 стал лишь шестым, а Кубок Испании выигры­вал аж в 1927-м. «Ну нет у меня для вас других испанцев!» Проблему решили на удивление просто — взя­ли да объявили ирунский «Реал» чемпионом Испании, делов-то.

Обратите внимание — именно «Реал Ирун» вполне можно почи­тать в Испании еврокубковым пер­вопроходцем. Ну не было раньше пиренейцев в подобных турнирах! Вообще, единственное их довоен­ное (в смысле, до Второй мировой) появление такого рода.

Следует также заметить, что еще и «Болонья» не особо вписыва­лась в регламент, поскольку выиг­рала чемпионат Италии в 1929 го­ду, но никак не в нужном 30-м. Так организаторы, стремясь начать любой ценой, еще и разрешили бо­лонцам и ирунцам задействовать игроков, не принадлежащих клу­бам! Вот дикие времена были.

Зато будущий победитель, вен­герский «Уйпешт», заключал в себе двоих в одном — чемпиона родной страны и обладателя Кубка Митропы-1929.

Футбольные ассоциации Гре­ции и Норвегии выразили гневный протест из-за игнора их чемпио­нов, «Бенфика» отказалась, «Шеф­филд Уэнсдей» вроде и не прочь был, но тут вмешалась ФИФА — не­чего тут этим англичанам делать, и без того работать мешают. Полу­чилось 10 команд вместо 12-ти и странноватая система розыгрыша. Тем не менее, организаторы скру­тили в карманах фиги эллинам и викингам, после чего, помолясь, приступили. Хоть как-то!

В первом же матче «Серветт» и его болельщиков поджидал крайне неприятный сюрприз — хозяева с треском влетели австрийскому чемпиону «Фёст Виенне» 0:7! Во­обще, разница соперников в классе была очевидна — в четвертьфинале «Виенна» насовала еще и герман­скому «Фюрту» — 7:1, а «Уйпешт» — нидерландскому «Гоу Эхед» — 7:0. Тем не менее, турнир проходил с неизменным зритель­ским и, соответственно, финансо­вым успехом. Еще и организаторы сумели выкрутиться — проиграв­шие в 1/8 финала играли между собой утешительные матчи и их победители всё же выходили в чет­вертьфинал!!! В общем, не стоит удивляться, что в матче за третье место снова сошлись «Фёст Виенна» и «Серветт». Счет изменился, исход — нет: 5:1.

В финале сошлись блиставшие и гремевшие в те годы «Уйпешт» и пражская «Славия». Венгры под молодецкий посвист арбитра Стэн­ли Роуза (да-да, будущего прези­дента ФИФА!) и восторги 22-х ты­сяч зрителей разгромили чехосло­ваков 3:0. Достоин упоминания тот факт, что именно «Славию» «Уйпешт» уделал в финале Митропы-1929 (5:1, 2:2), и пражанам до­велось ожидать своего триумфа долгих 9 лет, когда они отыграются на «Ференцвароше» (2:2, 2:0).

Судьба столь любопытного и действительно серьезного турнира оказалась печальной.

В следующем году его брались провести в Северной Италии, но не нашли достаточной суммы.

В 1937-м разослал приглашения Париж, но согласились лишь два клуба-чемпиона, всё те же «Сла­вия» и «Болонья». От Англии, к примеру, прибыл вообще ничего из себя не представлявший «Челси», занявший в чемпионате 13-е место.

Тем не менее, «Синие», пройдя по жребию «Марсель» и уверенно одо­лев обладателя Кубка Митропы-36 венскую «Аустрию» — 2:0, добра­лись до финала. Там лондонцы вы­яснили, что в соотношении сил ан­глийского и итальянского чемпио­натов кое-что изменилось — «Боло­нья» убрала их 4:1.

Цюрих дважды пытался под­хватить рухнувшее в грязь знамя, но его попытки в 1939-м и 1942-м (!) годах не возымели ни малейше­го успеха. Пришлось ждать учре­ждения того Кубка чемпионов, который почитаем настоящим и мы, и УЕФА.

Итальянцы везде успели

Такое впечатление, что именно итальянцы больше всех скучали по футболу во время Второй мировой войны, не случайно они свой чем­пионат прервали, такое впечатле­ние, лишь когда последний стади­он оказался в зоне досягаемости винтовочного огня. Во всяком случае, обитатели «сапога» и от Кубка Центропы не отказались, и с удовольствием записались в новый турнир, организованный в 1949 году. Снова название точне­хонько отражало суть — к соревно­ваниям допускались клубы из так называемой Латинской Европы, то есть четырех стран: Италии, Испа­нии, Португалии, Франции.

Обычно отцы-основатели просматриваются достаточно чет­ко, и только в этом случае в основ­ном отделываются безликим упо­минанием заскучавшего квартета национальных ассоциаций. Впрочем, есть источники, которые пи­шут проще и понятнее: перегово­рили как-то близкие друзья, прези­дент ФИФА, президент Француз­ской федерации футбола Жюль Риме и вице-президент ФИФА, президент Итальянской федера­ции футбола Отторино Барасси. Мо­жет, винца хорошо откушали, осо­бенно если роль Риме играл Жерар Депардье. И решили — а давай-ка.

Турнир разыгрывался в июне-июле, как правило, между чемпио­нами (да, исключения были — на­пример, «Милан» как прописался там в 1951-м, так и играл до самой кончины турнира) и был на ред­кость силен. Не случайно же пер­вый финал КЕЧ в 1956-м имел тот же состав участников, что и финал Латинского кубка-55, а финал КЕЧ-59 еще и счет того поединка воспроизвел: «Реал» — «Реймс» — 2:0!

Особняком отметим финал 1950 года «Бенфи­ка» — «Бордо». После 3:3 в первом матче потребовалась переигровка, в которой счет 1:1 держался до 146-й минуты. Играли до первого забитого, пока «Орлы» наконец-то не пробили «Жиронден»!!! Анало­гов в большом футболе не отыс­кали за все годы своего пребывания около этого самого большого фут­бола.

Всего Копа Латина был прове­ден восемь раз, последние два его розыгрыша уже наехали на свеже­испеченный Кубок европейских чемпионов. Потому в 58-м клас­сный турнир закрыли, дабы избег­нуть излишеств.

На чем, высокое собранье, и кон­чим повесть о турнирах, что вспоми­наются столь редко. Надеюсь, никто не назовет их пустяками?!